• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:28 

оратория для сковородки

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Поставить сковородку на сильный газ. Пока сталь прогревается, пойти в комнату, притащить из холодильника кастрюльку, молоко и яйца. Плеснуть масла из бутылки. Ложкой выковыривать гречку из кастрюльки и комками выкладывать на быстро нагревающуюся сковородку. Размять комки, ровным слоем утоптать кашу. Достать из стола пакетики с молотым перцем. Обильно унавозить посыпать гречку сначала черным, потом красным. Плеснуть воды из чайника, чтоб зашипело. Решительно перемешать все ложкой и сгрести в дальнюю половину сковороды. Снова плеснуть масла, разбить два, реже три яйца. Посолить. Сказать "крекс-пекс-фекс". Убавить газ, ложкой поддевать поджаривающийся белок, стараясь не прорвать мягкие склеры желтков. Снять сковороду с плиты, подхватить свободной рукой две тряпичные ухватки и утащить все в комнату, аккуратно поставить сковородку на ухватки рядом с клавиатурой. Принести хлеба, молока, если приспичит, половинку луковицы.

Есть ложкой, обжигаясь, запивая пожар во рту молоком, не отрывая глаз от монитора.

...и так каждый день,
так будет каждый день.


А тоска - это, в сущности, пустяк. Такой же, как и боль в спине. Если не выпускать ее на волю, если не говорить о ней, то ее как бы и нет. И все хорошо.

18:10 

про чай зеленый байховый и немецко-фашистских окуппантов

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
У Наташо где-то с полгода назад появилась баночка с чаем. Чай был зеленый, назывался "Спешиал Ганпауда", он же "Special Gunpowder". Я к такому чаю равнодушен, даже ни разу не попробовал. Олег, тот однажды выпросил на пробу. Ну и сыпанул от души, дозу не менее четырехкратной. Подозреваю, что зеленого чаю он уже больше никогда не захочет. Но суть не в том.

Очень уж мне та баночка глянулась. Зеленая, с драконами, с рельефными листьями на поверхности, очень приятная наощупь и с крышкой впритирку. Крышка же, когда ее закрываешь, очень завораживающие звуки издает. И что самое главное, эта банка скорее высокая, чем широкая, то есть как бы цилиндрическая. Очень по форме и размерам похожа на фошысцкие... штуки. В каждом кино про войну у фрицев обязательно на поясе висели такие цилиндрические емкости. Я когда маленький был, мне мнилось, что там обязательно должны быть патроны. Много патронов. А ценность солдата в то время мне казалась прямо пропорциональной количеству боеприпаса, который он на себе может унести.
Фашистские солдаты, конечно, были вражескими. Более того, они были плохими, но вот эти цилиндры у пояса на всю жизнь стали для меня олицетворением некоего военного романтизма, чего-то отчасти запретного и недосягаемого, ведь у Наших солдат такого не было.

И тут эта баночка, да еще и с драконами... В общем, я улучил момент, когда Наташо была особенно благоприятно настроена, и высказал ей такую мысль, что она, в принципе, как хочет, но баночка чур моя. Чай пусть Наташин, но лежит он в моей баночке. Наташо была не против, моя идея ей понравилась.

Целых полгода я облизывался на баночку, замерял уровень чая, примерялся и приценивался, интересовался у Наташо здоровьем моей подопечной и мужественно оберегал драгоценную емкость от вражеских посягательств. И вот сегодня, - о чудо! - баночка с утра оказалась на моем столе, совсем пустая, целиком моя. Это счастье.
Я уже ее и так покрутил, и эдак, и понюхал, и потрогал, и вовнутрь заглянул, даже сыграл на ней победный гимн, как на тамтамчике.

Нужно теперь срочно придумать, что с ней дальше делать :)



А про те фашистские штуки я много раз спрашивал знающих людей, и они мне много раз объясняли, что в них было и зачем оно было надо. Но я патологически не помню. Каждый раз я забываю и каждый раз снова и снова думаю, что там были патроны. Много патронов.

23:26 

... и хвостик - пупочкой?

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Какое глупое слово "Arsenal". Только истинно просветленный человек может ходить по улице в кофте, у которой на спине нарисовано слово, образованное слиянием слов "Arse" и "Anal".

01:50 

гармония жизни

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Вчера в магазине мне снова достался пакет кислого молока. Я, как всегда в таких случаях, был очень зол и ругался матом (дома, в одиночестве), потому как эта неприятность кардинально поменяла мои планы на ужин. А ужин - это единственное время, когда я могу более-менее по-человечески поесть.

Но решил сильно не расстраиваться, поел чего получилось, а молоко выставил на подоконник. Сегодня же вечером, приползя с тренировки, меня на окне ждал перерожденный пакет простоквашки. Попивая прохладную простоквашу с сахаром, вспоминал вчерашние неприятности с довольной миной.

Решил заварить кофе. Насыпал в кружку собственно кофе, закинул 5 ложек сахару, вскипятил чайник, повернулся, взял с подоконника пакет и вылил остатки дорогой моему сердцу простоквашки в кофе. "Тьху!" - вскричал я. И еще раз: "Тьху!" Но было поздно. Бурда наполняла мою кружку. Две вкусняшки родили какашку. Пробовать почему-то не хотелось. Вылил.

Короче, нет в жизни счастья. Несчастья, правда, тоже нет. Зато есть колебания туда-сюда в районе некоего центра равновесия.
Гармонические колебания, блин.
Чертова синусоида.

02:20 

Терминатор - 4

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Я уже реально боюсь Наташо. Ровно за две минуты, классически и корректно перезагрузив компьютер через кнопку Пуск, убила все разделы на жестком диске. Потрясающая энергетика. Я аплодировал. Но к своему компу подходить, на всякий пожарный, запретил. Под страхом смерти.

01:45 

стиркой навеяло

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
А Рейган - вор, ковбой и педераст - поставил мир на ядерную карту.
Тревожно мне. Кусаю свой матрас. Дрожу, как СС-20 перед стартом.

Закончился хоккей, пошли стрекозы. А по второй - насилуют кларнет.
Но как же можно, товарищи, ведь висит Угроза? И ничего страшней Угрозы нет.


А.Башлачев





Люблю смотреть кинохронику ядерных испытаний. С позиций маленькой букашки мне очень интересно наблюдать за грандиозными и сверхчеловеческими событиями. Если бы я был муравьем, я бы целыми днями, разинув жвалы, смотрел на людей, на эти неуклюжие гигантские горы, проплывающие мимо, и, наверное, в конце-концов помер бы с голоду. Но так получилось, что я не муравей, а как раз одна из этих гор, и поэтому я смотрю в экран. И, вероятно, все равно однажды помру с голоду.

Так вот, кинохроника. Яркая вспышка, столб пыли, взрывная волна, сметающая все на своем пути, кирпичные дома, исчезающие вмиг, как карточные домики, горящие деревья, которые, несмотря ни на что, остаются стоять, человеческие силуэты на стенах там, где кто-то испарился за долю секунды, огромный белый гриб взрыва на горизонте... Но больше всего меня всегда поражали облака, разбегающиеся от эпицентра. Человек может срубить дерево, взорвать дом, но разогнать облака вот так, за несколько секунд - не может никто. И в этом есть красота, страшная, грозная, убийственная, но все же красота.

Мне очень неприятна мысль о том, что может случиться ядерная война. Это будет означать полную неспособность защитить себя и других, это будет значить, что одномоментно погибнут миллионы людей - только потому, что им повезло родиться и жить в этой стране или даже на этом континенте. Погибнуть под колесами автомобиля или от ножа в темной подворотне не так обидно, как при ядерном взрыве, потому что в последней ситуации от тебя совсем ничего не зависит. Кто-то нажмет на кнопку, и все - ты обречен.

С другой стороны, это, наверное, очень быстро и совсем не больно: "чик, и ты уже на небесах". Даже не узнаешь, что умер. Я, в принципе, не хотел бы умирать долго, но и такой вариант меня не устраивает. Хочется все же быть осведомленным в этом вопросе. Как-никак, всего один раз помирать.

Иногда стираешь штаны, или подметаешь пол и начинаешь представлять, что война все-таки случилась, и жить осталось всего несколько секунд. И перед внутренним взором сразу рисуется картина...

... лето, теплый вечер. Еще не темно, но закат уже выкрасил облака в нежно-розовый. Я, босиком, в одних штанах, выхожу на балкон. Город замер. Не было сообщений по радио, нет ни паники, ни ужаса, все почти как всегда. Но все что-то почувствовали - встали машины на дорогах, пешеходы тревожно оглядываются, те, кто дома, прильнули к оконным стеклам, всем вокруг не по себе. Не поют птицы, не орут под окнами дети, и лишь последние кошки стремительно несутся к подвальным окнам.
С девятого этажа видно далеко вперед, и там, вдали, где блестит полоска залива, что-то вспыхивает ярким огнем, и я, как в замедленном кино, вижу, как привычный мне городской ландшафт начинает исчезать, проваливаться и крошиться, оставляя после себя ничто. И это ничто ширится, растет, движется ко мне с нарастающей скоростью.
Я понимающе улыбаюсь улыбкой Моны Лизы, в последний раз окидываю взглядом все то, чего сейчас не станет, глубоко вдыхаю, раскидываю руки в стороны и поднимаю глаза к небу, по которому все быстрее и быстрее бегут облака.
Секундная тишина.
Удар.
Темнота.

* * *

А на самом деле, если (когда) все случится, совсем не так все будет.

Ничего особенного не почувствуешь. Как всегда, сядешь на горшок в четырех узких стенах своего туалета, начнешь тужиться, и погаснет свет. С ужасом подумаешь: "Ёпрст, ослеп!"
Ан нет, хуже. Совсем мертвый стал.

19:23 

детские шалости

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Сегодня услышал давно забытое слово "кондёр" и тут же вспомнил кучу разных штук.

Кондёрами мы именовали конденсаторы, это такая радиодеталь, способная удерживать электрический заряд и в кратчайшие сроки заряжаться или разряжаться. Механизм был прост: брался конденсатор (размером плюс-минус со спичечный коробок, емкость сейчас установить не представляется возможным), к его клеммам припаивались два проводка и скручивались между собой для некоей устойчивости конструкции. Концы проводков аккуратно зачищались от изоляции и распрямлялись параллельно друг другу наподобие вилки. Оружие было готово.

Девайс этой самой вилкой совался в электрическую розетку и, как только раздавался характерный треск, выдергивался обратно. С вероятностью фифти-фифти он был заряжен. Далее оставалось найти ничего не подозревающую жертву в лице однокласников-одноклассниц-сестер и коснуться обоими контактами кожи. Визгу было выше крыши. Радости тоже не было предела.

Отец ворчал, что конденсатор однажды взорвется в руках, но ничего так никогда и не взорвалось.

Самое интересное в том, что при соединении двух контактов заряженного конденсатора вылетала огромная страшенная искра и щелкало жутко. Если коснуться ими лезвия ножа, на стальном лезвии оставались отчетливо видимые углубления. Но кожу почему-то не обжигало и не ранило. Просто било током безо всяких последствий. Все было испробовано на себе.

* * *

А однажды кто-то придумал делать дротики. Брались 4 спички, между ними зажималась игла, и вся конструкция скреплялась ниткой. Нитка наматывалась плотно, формируя тяжелую головку. Сзади между концов спичек всовывалось бумажное оперение. Летали эти штуки дай боже - со свистом. И втыкались не менее круто. Если кто-то запускал дротик под потолок, и тот оттуда пикировал в пол или в парту, бывало весьма и весьма непросто выдернуть его обратно.

Я усовершенствовал конструкцию. Игла, перед тем, как быть зажатой между спичками, намазывалась клеем ПВА и обматывалась одним слоем нитки, который так же обмазывался клеем. Игла бралась страшная, швейная трехгранная. Затем игла прочно обжималась спичками, и все это обматывалось ниткой. Каждый новый слой обмотки снова и снова пропитывался клеем. Головка дротика достигала толщины пальца и была весьма приличного для такой игрушки веса. Когда клей высыхал, иглу выдернуть уже было невозможно. Это были вообще страшные штуки, и я как-то допер до того, что не стоит показывать ребятам такое оружие, держал их дома. И хорошо, в общем-то, сделал. Ибо однажды один идиот со всей дури-таки запульнул дротиком в девочку. В спину. На белой блузке расплылось огромное кровяное пятно. Посреди пятна торчал дротик.
На этом эпопея с дротиками закончилась.

Но после мы кидались бритвенными лезвиями (оно надевается на средний палец и щелчком отправляется в полет), стреляли из медных духовых трубок дротиками упрощенной конструкции, делали пугачи, которые заправлялись серой от спичек и стреляли так, что можно было оглохнуть, мы собственноручно делали дома дымный порох, заправляли им металлические баллончики от сифона, втыкали туда самопальные же подобия бикфордовых шнуров и подрывали - то в лесу, а то и посреди города.

Помню, раз под Новый Год какие-то подвыпившие мужики, заметив, что мы собираемся грохнуть бомбу, спросили нас, что мы там химичим, и мы объяснили: "А, самоделка". Мужикам стало интересно, они с некоей долей насмешки потребовали: "Ну давайте, поджигайте вашу самоделку". Мы что, запалили шнур, отскочили подальше, а оно кэээк даст! Мужики в глубокой прострации: "Ну нихуя себе самоделка!"

Короче, было весело. До сих пор удивляюсь, как так получилось, что все остались живы, с пальцами и глазами.
Все-таки детям и правда везет.

Кстати, балончик от сифона взрывом выворачивало наизнанку как шкурку мандарина. Неслабая была игрушка.

22:37 

про эрекцию

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Пришел сегодня с семинара по джиу-джитсу, к нам большие мастера с Перми приезжали. Весь в синяках, грудина болит, не дотронуться. Кроме всего прочего, отхватил по зубам и по уху.

Попал под ливень, пришел весь мокрый до нитки, уставший и жутко довольный - не каждый же день попадаешь под теплый сильный кислотный дождь.

Развесил сушиться одежду, напился молока с кофием и понял, что глаза слипаются. "Дай, - думаю, - посплю часок". Рухнул на кровать, начинаю засыпать. Вдруг вижу - летит кулак. Ничего не соображая, по накатанной, пытаюсь сделать вход и перекрыть удар, дергаюсь, просыпаюсь. Расслабляюсь, начинаю снова засыпать. Летит кулак. Мгновенно толкаюсь ногами навстречу, дергаюсь, просыпаюсь. Засыпаю, летит кулак...
Так и не уснул.

"Ребята, вы славно потрудились!", как сказал бы капитан Смоллетт.

Еще научиться бы так же быстро реагировать на атаку в реальности :(
Похоже, дело в недостаточной расслабленности.
Работаем дальше.

PS. Вчера после тренировки сенсей показал потрясающую штуку: на Московской, у фонтанов, стоит бронзовый Ленин. Так вот, у этого Ленина при определенных кондициях происходит эрекция. Дико смешно. Он до сих пор живее всех живых.

01:16 

the end

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
... и жили они коротко, несчастливо и померли в разные дни.

14:42 

Charlotte's Web

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
"Why aren't you asleep, Wilbur?"
"Too many things on my mind," said Wilbur.
"Well," said the goose, "that's not my trouble. I have nothing at all on my mind, but I've too many things under my behind."

* * *

"Certainly not", said the lamb. "In the first place, I cannot get into your pen, as I am not old enough to jump over the fence. In the second place, I am not interested in pigs. Pigs mean less than nothing to me."

"What do you mean, less than nothing?" replied Wilbur. "I don't think there is any such thing as less than nothing. Nothing is absolutely the limit of nothingness. It's the lowest you can go. It's the end of the line. How can something be less that nothing? If there were something that was less than nothing, then nothing would not be nothing, it would be something - even though it's just a very little bit of something. But if nothing is nothing, then nothing has nothing that is less than it is."

22:48 

misc

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Купил пару новых книг, одна из них - сборник американских детских повестей, составленный американской учительницей для русских детей. Она там, у себя, читает русские сказки своим детям, ну и для наших детей собрала все самое лучшее. На обложке было написано "Charlotte's Web", я давно ее искал, потому взял, не раздумывая. Оказалось, что сборник калечный - повести все большие, поэтому из каждой в книгу вошло по паре-тройке глав. Ну так, с целью ознакомления. Обидно, конечно, но все равно читаю, очень нравится. Остановился на Томе Сойере, эпизод с побелкой забора. Просто чудо. Интересно, будет ли про кота и лекарство? :)

Но самое главное в том, что книжка явно рассчитана на младший школьный возраст, и оформлена соответственно - с цветными картинками, в ярко-розовой обложке с бабочками, цветочками и каким-то человечком в шляпе с книжкой подмышкой.

Еду сегодня на работу, стою в метро рядом с дверью, читаю. Вдруг в поле зрения появляется коляска с дитем - какая-то мамаша выходить собирается. Дите совсем мелкое, даже говорить еще не умеет. Я читаю, но краем глаза вижу, что детеныш смотрит на книжку. Смотрит пристально, потом начинает тянуть лапки. Мама его легонько по рукам шлепает, чтобы не тянул, а он снова тянет, и агукать начинает. Мама снова ему не разрешает, а он громче начинает голос подавать и лапки все равно тянет. Мне бы что-нибудь ему сказать, навроде а ну лапы убрал! "ой, сю-сю, кто это такой маленький, а уже читать хочет?", но я ж их боюсь до ужаса, детей этих, поэтому стою, делаю вид, что ничего не замечаю, ну и параллельно стараюсь не заржать. Кое-как сдержался. Но вообще стремно в метро детские книжки читать - вон какие младенцы агрессивные попадаются. Книжку отнимут и по яйцам напинают.

* * *

Пришел домой, запустил комп, а он не заводится, и так жа-алобно мне морзянкой что-то телеграфирует. Распотрошил его зверски, голыми руками, вынул из нутра стаю дохлых комаров, выдул облако пыли, выгреб полкило грязи с кулера, собрал все обратно, запустил. Все заработало. Чувствую себя филиппинским хилером.

* * *

Пару дней назад ехали с Ноташо и Донило домой на метре. Я сказал Донило, что он похож на гигантский вибратор, а он мне сказал, что я дурак. Вот так и говори людям приятное. Нет в жизни счастья.

Да, Ноташо сегодня на работе сожгла электрический чайник.

23:40 

вина слабого

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Только что прочел пост в сообществе город говорит про то, как "деветеклассники", отмечая сдачу экзаменов, жгут костер из учебников. Взбесило страшно. Хотел насрать в комментах, потом подумал-подумал, да и решил, что все впустую. Скажут, что я зануда, как и те дурачки, которым я пытался объяснить (неудачно), что кофе - мужского рода. Кому какое дело, что книги в свое время жгли инквизиция и фашисты? Да никому. Им радостно, и кажется, что они делают что-то важное. "Вот", - думают, - "школа нас мучила и над нами измывалась, а мы теперь ей вот так и вот эдак, покажем, кто тут кто". Ну и показывают, что они - всего-лишь кучка трусливых недоумков.

А вот у Лели недавно был пост про то, как в Китае устраивают шоу, где хищным зверям отдают на растерзание живых кур и коров. И вот их мне, почему-то, совсем не жалко. То есть я, конечно, не стал бы советовать знакомым сводить своих детей на это шоу и не стал бы загонять корову в вольер ко льву без веской на то причины, но и плакать по этим зверушкам не стал бы.
Лев - он хочет кушать, и он не ест травку. Лев ест мясо убитой жертвы. Это не аморально. А тот, кто хочет, пускай смотрит и пускает слюни, это его дело и его мораль.

Я вот однажды, в детстве, смотрел какую-то научно-популярную передачу про жизнь океана; расказывали про мурен. И были там документальные съемки: аквалангисты спускаются ко дну, фотографируются с муренами, пытаются подружиться или разозлить, изучают повадки, в общем. И вдруг мурена кусает женщину-аквалангистку, причем кусает в грудь. Женщина долго бьется в конвульсиях, потом умирает. А оператор, вместо того, чтобы как-то помочь ей, снимает агонию на пленку.
Тогда я даже представить себе не мог, что можно снимать на камеру, как кто-то умирает. Сейчас могу. Но все равно неприятно.

В общем, короче, морали тут нет никакой, но факт остается фактом: книги мне жалко. А коров - нет.

18:54 

who the fuck is Alice?

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Притащили концертную подборку "Алисы" за двадцать с лишним лет. Много всякого разного, включая квартирники с болтовней между песнями. Очень интересно слушать, как это было тогда, "на заре человечества", без бешеных толп, без малолетних фанатов, когда никто еще не был знаменитым и важным, когда Кинчев мог сказать "я посвятил эту песню Сашке Башлачеву", и Башлачев был жив.



Электрические концерты того же времени, конца 80-х, очень интересные, такие насквозь советские, с ведущим, который перед концертом рассказывает, что "сейчас выступит ансамбль "Алиса", объявляет названия песен, заставляет зрителей рассаживаться по местам...

В 90-х и позже концерты совсем не такие - какие-то недобрые, резкие, неприятные. И сыграны все как-то так, без души. Однообразно, однотипно, с какими-то нездоровыми интонациями в музыке и песнях. И чем позже сыгран концерт, тем хуже и скучнее. Но тут, конечно, сказывается влияние альбома "ШабаШ", после которого любой концерт кажется дешевой поделкой.



Зато акустика очень порадовала - такое ощущение, что совсем другие люди играют, настолько классно. Но, в общем, акустика обязывает, дело такое.



Пока слушал, понял, что до сих пор считаю новыми песни, которые появились уже 6-7 лет назад. Я что-то упустил?



Ой-ей-ей.

23:58 

старые знакомые

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Понедельник, будильник, пол-часа на досып, кофе, зубы, газ, радио, штаны, ключи, выпал из дому, а там улица, солнце и птички, тепло и прохожие, пространно-заторможенно всех обогнал, турникеты, газета "Метро" за стеклом разделительной перегородки, близок локоть, да не укусишь, не стал кусать, встал на ступеньки, внизу прохладно, распаковал книгу, последний вагон, 22 минуты по прямой, как всегда, на ногах, рефлекторно вышел, уткнувшись в страницы, не глядя по сторонам, пристроился за чьей-то спиной и попал точно на эскалатор, нужно успеть дочитать, пока не приехали, нужно успеть дочитать, нужно успеть... и тут, в сказке 1932 года, знакомые миллион лет строчки:

Now I lay me down to sleep,
I pray the Lord my soul to keep.
If I should die before I wake,
I pray the Lord my soul to take.


Холодок по коже.

01:02 

город заткнулся

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Вот скажешь одному, что сегодня открутил голову мертвой вороне, чтобы череп добыть, а он тебе: "Да как ты мог? Это же аморально и неэтично, ты не уважаешь общечеловеческие ценности, тебя нужно изолировать!"

А другому скажешь, что ты против анального секса с трупом мертвого самца черепахи, а он тебе так пренебрежительно: "Ну ты и ханжа". И сплюнет смачно и обидно.

Дуальность, блин.

01:31 

bread for Gala

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Темно. Играет Жан Мишель Жарр. Вокруг меня ничего нет, только звезды летят навстречу. Я трогаю мышку, вспыхивает яркий экран, освещая стол. На столе клавиатура, кружка с чаем, пластмассовая тарелка с сухарями, которые были куплены еще до приезда Шагрин, а она приезжала еще в марте. Очень хорошие сухари. Тут же лежит скомканный носовой платок платок платок, обкусанный со всех сторон бутерброд с маслом и кабачковой икрой, на который у меня не хватило сил. Рядом с монитором, поддерживая кабель мышки, сидит Говняный Мишка. Вообще он розовый, но сейчас, в темноте, лазер мышки делает его кроваво-красным, напоминая о Новом Годе, о школьной дискотеке и немного о роботах из "Screamers". Я прихлебываю чай с молоком, как только я один умею это делать - громко и с чувством. Тетки на работе жалуются, что как только я начинаю пить чай, им сразу же начинает хотеться тоже, даже если до того не хотелось. Я тыкаюсь носом в край чашки, как морской котик двигаю носом ложку и гляжусь в чай "как в зеркало, до головокружения". Хочется написать что-нибудь, но мне нечего сказать. Я думаю о разном, но это все либо слишком просто, либо слишком сложно, чтобы об этом писать. Поворачиваю голову и смотрю в окно. За окном горит звезда, одна, уже который день одна. Пролетающий комар кажется больше этой звезды, и в известном смысле это так. Комары садятся на голые плечи, но не кусают - от фумигатора у них пропадает аппетит, они, как и я, видят еду, но не могут ее съесть. Гаснет монитор, звезды снова летят мне навстречу. Это значит, еще три минуты жизни прошли мимо. Темно. Играет Жан Мишель Жарр.

16:45 

туалетный юмор

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
На работе строители обтянули дверь в туалет красивой пленкой, дверь из облезлой рухляди превратилась в почти красивую евродверь. Но зачем-то они, негодяи, сняли ручки снаружи и изнутри. Теперь, если кто-то умный захлопывает за собой дверь, выходя их туалета, оставшийся внутри (я) остается скрестись под ней, аки мыш.

Хорошо хоть, что место пользуется некоторой популярностью среди обитателей этажа.

01:26 

про суку

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Говорит башорг:

TorNadO
омг.. я сломал рыбу
Диктатор
словил может?
TorNadO
открыл морозилку, она выскользнула и разломалась пополам


Гыгы, это что. Я однажды кусок стола рыбой отломал :)

* * *

Но это все фигня, а я вот сегодня встретил суку-Ежова. Этот сука-Ежов, не помню ни имени ни отчества, преподавал у нас на 4-м или 5-м курсе какой-то сука-предмет... ладно, короче, преподавал какой-то предмет (ой хорошо учились, сомневаюсь, что хоть кто-то из потока сейчас вспомнил бы даже название дисциплины). Преподавал он очень добросовестно: что лекции, что практику регулярно прогуливал, и нам прогуливать не мешал. Когда приходил, читал какую-то ересь, скучно и гнусно. В конце курса сообщил, что материалов по его дисциплине в природе не существует, кроме некоей книги, что можно за кучу денег заказать через интернет. А потом, на сессии, благополучно проставил всей нашей кафедре экзамен автоматом.

Ну, кроме нас с Олегом, естественно. То ли у нас был недопуск, то ли синхронно проспали, то ли просто решили подождать, пока ботанические конспекты освободятся. Суть в том, что вечером Петр (почти, кстати, апостол) гнусаво тянул в трубку: "А чего вы не пришлиии? Нам все автоматом постааавилии..."
"Круто", - решили мы, - "завтра будет нам автомат".

Завтра же, конечно, как и следует из логики вещей, все было гораздо иначе и более по-другому. Мы со счастливыми лицами протянули Ежову направления и зачетки, а Ежов, просветлев лицом, вынул из портфеля пачку экзаменационных билетов. "Пиздец", - подумали мы. "Вот уррроды", - подумал Ежов. И широко, сердечно улыбнулся.

Прошло полчаса, или даже час.

"... но ведь вчера вы поставили всей кафедре автоматом?" - гнул свое я. Гнул уже в сотый раз, ровно с тем же самым успехом, что и в первый. "Поставил", - признавался Ежов, - "потому что вчера у меня не было времени, а сегодня оно у меня есть, и я намерен вас спрашивать по своему предмету".
"Но вы же прекрасно понимаете, что мы ничерта не знаем, точно так же, как и те, кто приходил к вам вчера". Ежов понимал. Ежов мило улыбался. "Это же, блин - несправедливо!", - восклицал я. "Ой несправедливо", - вздыхал Ежов, не спуская с лица ухмылочку, которую уже хотелось вбить поглубже, вместе с его зубами.

Всем все было понятно. Я тянул время, потому что мне было мерзко и отвратно от осознания того, что мне сейчас предстоит. Ежову же, похоже, вся процедура откровенно доставляла удовольствие, хоть он и начинал уже немного скучать. Я в последний раз переглянулся с Олегом, мы кивнули друг другу, и я все-же решился: "Хорошо. Вот он (я ткнул пальцем в Олега) - вам отсосет, и вы нам поставите четверки".

Бугага, Остапа несло.
Это я уже гоню. Просто действительно противно вспоминать, как тебя вынудили дать взятку. Нет бы сказал, мол, так и так, ребята, давайте придем к взаимовыгодному соглашению. Так нет же, блять, вытянул все нервы, сделал все, чтобы ситуация выглядела максимально гадкой, и заставил-таки меня предложить ему "альтернативное", блять, решение. И ведь даже деньгами не взял, планку памяти ему подавай, хорошей и быстрой. Денег не очень-то и жалко - все же сами прошляпили, сами и поплатились. Но вот этого унижения я никогда не забуду.

Аминь, блять.

02:58 

новые герои

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
Видел сегодня заметку про одного известного антифашиста, который стал известен только тем, что его убили посреди белого дня несколько лет назад. Это, конечно, очень печально, но я не о том. Сейчас у нас создается культ этого человека, пишутся какие-то помпезные статьи, открываются выставки из 17-ти его фотографий, кто-то рассказывает, что дома на компьютере у него осталось еще несколько тысяч фоторабот (что, кстати, совсем ни о чем не говорит), на месте его смерти постоянно лежат свежие цветы...

Да, может быть, сейчас нам нужен такой герой, новый Мальчиш-Кибальчиш, погибший за правое дело, но методы, которыми этот культ насаждается, если честно, меня удивляют. В сегодняшней заметке, к примеру, с очень большим апломбом описывалось, каким крутым веганом он был. Таким просто из себя веганом, что даже ни за что не фотографировал на фотопленку, а снимал только на цифру, ведь в состав фотопленки входит желатин. И так все описывается, как будто бы он не менее чем святой после этого (интересно, они что там, все уверены, что производство цифровых камер и комплектующих стопроцентно экологически безопасно и не включает в себя переработку продуктов растительного и животного происхождения?).

А человек с такими веганскими убеждениями вообще не вызывает ровным счетом никаких эмоций, кроме раздражения. "Ах", - говорит он, - "если я сделаю эту фотографию, погибнет кусок желатина". При том, что сам факт его веганского существования стопроцентно говорит о том, что по его вине гибнут живые существа, нарушается что-то в экологической обстановке, происходит расход материалов животного и растительного происхождения. Единственный способ остаться честным при таких убеждениях - убиться нафиг. В чем, собственно, ему и помогли.

Что-то не доверяю я таким героям.

04:31 

день сурка

¡ʎuunɟ ʇou sı sıɥʇ
В неволе умирает зверье, в неволе умирает трава,
Но человечеству гибель не грозит...


...человек привыкает ко всему. Вроде бы аксиома. Ну, с поправкой на внешние условия - если они в принципе совместимы с жизнью, то ко всему остальному можно привыкнуть. В целом, все это довольно-таки смахивает на ницшеанское "все, что меня не убьет...", хотя с этим "все" я бы поспорил, потому что, к примеру, хомячки меня не делают сильнее. Но и не убивают.

Короче, привыкает человек ко всяким штукам. И вот тут меня кое-что смущает. Вот взять, к примеру, Ад. Ад - это такое место, где грешник "варится в котле". Котел - это, конечно, всего-лишь абстракция, некий символ, предназначенный для того, чтобы пугать доверчивых граждан, но пускай будет котел, раз все привыкли. Так вот, умереть в аду нельзя, ты там и так уже мертвый. И вот варишься ты в котле, черти тебя там вилами помешивают, как сахар в кофе, а ты, значит, мучаешься и страдаешь. Год страдаешь, два страдаешь. А потом, бац!, не страдаешь - привык. "Здравствуй, бабушка", называется. На этом Ад для тебя как бы и заканчивается. Можно, конечно, подкинуть дровишек, чтобы в котле стало погорячее, или вообще заменить смолу на свинец, но это все временные меры, ты снова ко всему рано или поздно привыкнешь. А повышать температуру до бесконечности не представляется возможным, да и нет в Аду таких технологий, я уверен.

Или вот Рай. Что там по канону праведники в Раю делают? Не помню. Ну, допустим, меды распивают, или вечный оргазм имеют. Ну и что проку? Вечно пьянстововать - врагу не пожелаешь, а вечный оргазм обязательно приестся - даже быстрее, чем грешник привыкнет к своему котлу. Опять же, бесконечно наращивать количество и качество удовольствий невозможно.

Выходит, в обоих случаях ситуация сводится к вечному ожиданию, к которому ты также в конце-концов привыкаешь, а такое положение вещей эквивалентно простому небытию.

Не, нафиг. Лучше уж я и дальше поползу по своей кармической спирали. Привычно поползу дальше.

Temporary Internet Flies

главная